Мудрость Некрономикона

Несущий свет да встретится с тобой одним мгновеньем озарив тропу идущего и Дух пронзит все параллели, перекрёстки, и встретятся пророки в небесах. Увидят мрачные колыбели землян- и захотят их раскачать ,увидят мрачные лица, и захотят их обелить.

Становление свершилось, прими букет благоуханный. Как пожелаешь, так и будет, в подтвержденье возьми такой завет: РУКАМИ ИЩЕТ ТОТ, ЧЕЙ УМ МОЛЧИТ. БЫЛИНКА ПРОРАСТАЕТ ТАМ, ГДЕ НЕ ВЗРАСТЕТ ТРАВА. И ТРОПЫ ПОВЕДУТ, ГДЕ НЕ ПРОЙДЁТ НОГА.

Входящего ослепит свет и ожидает вой и в миг он потеряет зрение и слух и оцепенение лишит его дара речи и станет он нем, и тогда откроет книга свои тайны, таящиеся на острие стрелы, на самом ее наконечнике и вонзится стрела в сердце входящего и будет он пронзен ею.

Первая книга говорит из недр земли – погребенная вековым слоем, скрытая от глаз, запечатанная и похороненная, но сила ее велика. Могила не заглушит ее сигналов и голоса поднимающегося из недр. Очищая ее голос от многовековой пыли, он возродится, снова вырвавшись на свободу.

В заболоченных местах кровожадных вампиров томится мудрость НЕКРО – нерождённого чудовища, обитающего в могилах и сердцах душ убиенных. Разврат исполнил свой апогей и чудовище вырвалось на свободу в дикой пляске и божества стыдливо опустили глаза. Глас трубит и заполняет: «Очнись от спячки и исполни свой последний танец смерти».

«Поглотивший и разъевший плоть унижает и унижен» — так говорит книга.

Столбы дыма поднимаются над землей, но ты смотрящий поверх их, закроешь глаза, замечая лишь дикий танец огня, пожирающий тела.

Погубленные души расскажут, что видели они во чреве моём ,задыхаясь во смраде веков человеческих. Любое дуновение ветра- им покажется ураганом.

ПЕСНЬ НЕКРО: Искупай меня в своей слезе, напои водой соленой, я омоюсь от пыли, я напьюсь ее соли и в экстазе захочу продолжить свой рассказ. Мой танец начнется и вздохнет земля,. Поднимется ее кора и груз камней , лежащих на моей груди, разлетятся в стороны и наполнятся ямы озерами, а озера солью из слез.

Вы, несчатные, жалеете себя ,когда погребенный вами я пытаюсь дышать. И тогда вы снова жалеете себя и нет в вас ничего кроме жалости к себе, и требуете пощадить, не щадя никого, кроме себя , и ставите щиты — опять из жалости к себе.

И пьющий вашу кровь, поперхнется ей, ибо она ядовита и не несет блаженства вина

Кто прольет слезы ради меня?

Кто среди гниющих способен что-то отдать, как способны лишь забирать?

Вы, несчастные, хотите поставить меня себе на службу, не отдав мне и капли своей крови, ни одной слезы в мою честь!

Ваш отзыв